Стать преподавателями русского жестового языка, основать некоммерческую организацию для детей и их родителей — цепочки случайных событий, которые привели к тому, кем мы, Елена и Екатерина, сейчас являемся и к чему мы стремимся.

 

 

Мы из семьи глухих, учились в разных школах (Екатерина — в бывшей 37 школе/НИИД, Елена — в ГКОУ СКОШИ №52), у нас был разный круг общения — Екатерина многократный сурдимпийский чемпион по плаванию, Елена — бухгалтер до создания АНО «Я понимаю», в подростковом возрасте была в составе молодёжной комиссии при МГО ВОГ. И точкой пересечения стали наши глухие и слабослышащие дети: в 2016 году Екатерина стала поднимать вопросы, почему: в дошкольных учреждениях детям дают ограниченный словарный запас, запрещают применение русского жестового языка, не дают новые слова, пока ребёнок не заговорит хорошо. Елена училась в школе для слабослышащих детей и не понаслышке знает, каково — практически всегда переводить на уроках устную речь учителей на жестовый язык одноклассникам и за учителей объяснять им какие-то темы. Елена, как и Екатерина, искренне не понимала, почему у одноклассников из семьи слышащих словарный запас небольшой, им сложнее даётся понимание текстов. У нас даже был схожий случай: пригласили подругу домой, за столом сидели с глухими родителями. Обсуждали все новости, планы за столом. И гостья сказала: «Как я завидую тебе! У меня дома не так!» Елена не могла понять, что не так? Девочка была из обеспеченной семьи, жила в своей комнате, имела свой компьютер, в то время как у Елены этого не было. И когда Елена пришла к ней домой, всё встало на свои места: подруга не понимала своих слышащих родных, когда они беседовали между собой, у неё не было близости с родителями, поэтому она уходила в свою комнату. И сейчас во многих семьях слышащих родителей глухой/слабослышащий ребёнок выпадает из семейного общения. Ситуация не меняется уже много лет, к сожалению… Занятия — это не общение с ребёнком. Ребёнок чувствует свою нужность, ценность, когда у него полное взаимопонимание с родными, когда он может поделиться своими мыслями, переживаниями. Мы стремимся не просто научить родителей и специалистов русскому жестовому языку, а использовать его как инструмент с момента потери слуха и до слуховых аппаратов и КИ; как связующее звено между русским языком в устной и письменной формах. Ведь сколько бы нервов удалось избежать, если бы ребёнок мог выразить, комфортно ли ему в аппаратах/КИ; если бы его можно было сразу научить понимать звуки, говорить, используя базу в виде жестового языка и дактилологии, которую «нарастили» с рождения к моменту ношения СА/КИ. Если сравнить посыл нашей организации и других, то мы говорим, в основном, о ценности коммуникации с раннего возраста, о владении русским языком через жестовый язык. Устная речь и развитие остаточного слуха/КИ нами не отвергаются, а служат дополнением к развитию ребёнка. Без языка нет мышления, без языка не будет устной и письменной речи. И задача перед нами одна, как и перед всеми — выпустить в большой мир ребёнка самодостаточной личностью.