27 января и 3 февраля 2020 года прошли занятия по разделу русского языка «Словообразование» для 20 глухих и слабослышащих школьников 4-6 классов в Ресурсном центре «Душевная Москва» в рамках реализации проекта на средства Фонда президентских грантов. Мне, Елене Соловейчик, довелось увидеть неподдельный интерес детей к занятиям, жадную тягу к знаниям: они думали, рассуждали, отвечали на русском жестовом языке (РЖЯ). У них с учителем русского языка и литературы, носителем и преподавателем РЖЯ Жадан Людмилой Сергеевной была полноценная коммуникация.
И в моменты, когда дети ошибались с пониманием слова, Жадан Л.С. могла вовремя увидеть и подсказать, какое на самом деле имеет значение слово в случае изменения какой-либо части слова — приставки, суффикса или окончания.
РЖЯ позволяет детям лучше понимать русский язык, так как с помощью жестового языка мы «слышим и понимаем» слова визуально, понимаем, что каждое слово имеет своё значение, и если какая-то его часть меняется, то и меняется значение слова. Результаты тестирования детей до и после занятий будут представлены позже.
А пока что — продолжаем работать, вести детский клуб «Вместе с мамой», в субботу предстоят первые занятия по русскому языку как неродному для глухих и слабослышащих школьников. Мы верим, что нас услышат и перестанут видеть в русском жестовом языке врага. Данный язык является помощником в коммуникации глухих детей с рождения до 3 лет со своими родителями, развивает пластичность мозга ребёнка, его межполушарные связи, мелкую моторику, когнитивное мышление и дает самое главное — ПОЛНОЦЕННУЮ коммуникацию, которой лишены дети слышащих родителей до пользования слуховыми аппаратами. Представьте, как было бы легко объяснять маленьким детям фразы русского языка «забарабанил пальцами по рулю», разделять понятия «есть» и «есть (иметь)» и многое другое. Не путайте получение знаний с отработкой произношения, развития устной речи. Устная речь не может быть развита без навыков владения языком. А русский жестовый язык и дактилология как раз являются опорой для развития русского языка, а затем — устной речи глухого ребёнка.